Где деньги, Зин?

Где деньги, Зин?
28 марта 2018

Где деньги, Зин?

О чем можно прочитать в этом номере (прим.Агросиб.Сибирский репортер)? О том, что в январе на железнодорожных станциях Новосибирской области был зафиксирован рекордный за всю историю региона объем месячной погрузки зерна. На экспорт было отправлено 46,6 тыс. тонн, что в 18 (!) раз больше, чем в январе 2017-го.

Казалось бы, все идет хорошо, власть всеми силами аграриев поддерживает. Однако разовые, «пожарные» меры — это же не система. Вспомним конец прошлого года. Новосибирским хозяйствам, сибирским зернотрейдерам вагонов-зерновозов либо вообще не давали, либо их владельцы требовали запредельные тарифы — до 4–5 тыс. руб. за тонну.

Нам говорят: это рынок. Раз в стране зерна много, то собственникам вагонов интересней работать в европейской части страны. Плечо до портов там короче, в Сибирь же гнать пустые вагоны очень накладно. Федеральная власть обещает структурами «Объединенной зерновой компании» выкупить сибирское зерно, президент и врио губернатора Андрей Травников заверяют, что государство аграриев не бросит. Но что нам обещают? Выкупить 100 тыс. тонн, 200 тыс. Спасет ли это рынок зерна в нынешнем кризисе..?

До нынешнего сельхозгода аграриев спасали зерновые интервенции. Вроде бы был создан правильный регулировочный механизм, организована зерновая биржа. Ежегодно утверждался уровень минимальных закупочных цен, ниже которого и включается механизм закупочных интервенций. Почему в 2017-м все сломалось? Почему зерно урожая 2016 года аграрии продавали за более чем 10 тыс. рублей, а урожая 2017-го не могут продать меньше чем за 5 тыс.?

Некоторые отчаянные головы (а может, самые умные) из руководителей хозяйств объясняют все спекулятивным лобби. Мол, спекулянты перекупили высокопоставленных работников Минсельхоза РФ, и те стали говорить, что зерновые интервенции не эффективны и не нужны. Даже уважаемый нами министр Ткачев заявляет, что для бюджета интервенционный фонд — это очень дорого. Хорошо, но вспомним 2008–2009 сельхозгод. Тогда Минсельхозом РФ было закуплено 9 млн 627 тыс. тонн зерна на сумму 46 млрд руб. Затем в европейской части страны началась жуткая засуха, и страну спасло сибирское зерно, на чем интервенционный фонд еще и хорошо заработал. В 2012-м «сгорела» уже Сибирь, и фонд опять же на этом заработал.

В последнее время федеральная власть хвастается тем, что экспорт российской сельхозпродукции по финансовому обороту сравнялся с экспортом вооружений. Однако, как говорится, где деньги, Зин? Эти деньги точно не у аграриев. И даже не в бюджете страны. Они явно только у спекулянтов, и не факт, что на российских счетах, а скорее всего, где-нибудь в офшорах.

Правительства и РФ, и региона, конечно, обещают, что аграриев не бросят. Что-то поддержат, компенсируют, субсидируют… Но, как показывает опыт, точно не в объеме понесенных аграриями затрат. Да и не нужна была бы эта помощь, если бы государство придерживалось правил игры, которые само и придумало. То есть зерновых интервенций. Ладно зерно, но подобная ситуация складывается и в животноводческой отрасли…

Еще одна громкая тема номера — рынок молока. И эта тема точно всплывет (должна всплыть) на федеральном уровне. Когда растут цены на все (на ГСМ, на электроэнергию), растет и себестоимость производства молочных продуктов. При этом доходы населения — и в сравнимых по годам показателях, и абсолютно — падают. Что делать в этом случае производителям? Выпускать дешевые суррогаты и контрафакт, заменяя в молочных продуктах дорогой молочный жир недорогими растительными и животными жирами. Некоторые из этих заменителей, как то же пальмовое масло, признаны канцерогенами, способными вызывать рак.

Россельхознадзор пока на все закрывает глаза. Дело не в Россельхознадзоре, он исполнитель. Тут государство должно решить, чем питаться населению. И не обернется ли для государства нынешняя дешевая, суррогатная, низкокачественная еда непомерными расходами на медицину завтра.

Утверждается, что Россия стабильно вышла на большие урожаи. То есть вы хотите сказать, что осенний кошмар теперь будет повторяться каждый год? В Москве у кого-то точно эйфория в крайней степени. Во-первых, никто не знает, что будет с погодой в 2018-м. Во-вторых, несмотря на заверения высоких лиц, что аграриев они не бросят, еще не значит, что аграрии им поверили. В конце концов, так, как их кинули прошлой осенью, кидать нельзя. Будут ли они весной вообще сеять зерно или не будут, я не знаю. А может, начнут, как уже делали, метаться от зерна к гречихе, от гречихи к сое, гороху, рапсу и т. д. Пока в стране не будет внятной аграрной политики, нас так и будет мотать туда-сюда.

Публикации по теме
Другие материалы
  • Константин Терновой избран в состав Правления Национального Союза Хлебопечения Константин Терновой избран в состав Правления Национального Союза Хлебопечения

    Члены Торгово-промышленной палаты Алтайского края активно участвуют в формировании современной промышленной и торговой инфраструктуры в регионе, в урегулировании отношений предпринимателей с их социальными партнерами. Агропромышленная группа «Алтайские закрома» – заметное предприятие в этой работе, отличающееся устойчивым ростом и последовательностью своей позиции по формированию современных институтов гражданского общества.

  • «Сибирский хамон», #Сибирскийхамон Jamon siberiano

    С Алексеем Крестьяновым как с юристом мы знакомы давно. Знали и то, что он параллельно решил заняться производством хамона. Так появилось предприятие «Сибирский хамон».

  • 60 лет на службе безопасной эксплуатации машин 60 лет на службе безопасной эксплуатации машин

    18 апреля 1958 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем развитии колхозного строя и реорганизации машинно-тракторных станций». Этот документ предусматривал передачу техники из машинно-тракторных станций колхозам и совхозам и введение должности государственного технического инспектора Госсельтехнадзора.