В чем были правы Карл Маркс и Альберт Эйнштейн

29 января 2019

В чем были правы Карл Маркс и Альберт Эйнштейн

В начале ноября в Новосибирске прошла Международная выставка «Агросиб-2018». В этом году она была приурочена к дням Урожая. Участниками экспозиции стали 250 производителей из 35 регионов России, а также из Голландии, Германии, Франции, Казахстана, Турции и Белоруссии. Мы же не могли пройти мимо стенда ООО «Соколово» и его генерального директора Анатолия Степанова.

«Соколово» — неизменный лидер по урожайности зерновых культур в своей климатической зоне. Ну а его руководитель является председателем Совета Новосибирской ассоциации руководителей сельскохозяйственных предприятий и одним из главных у нас «возмутителей спокойствия». О проблемах он говорит порой жестко, но справедливо. А главное, с болью за крестьян и тревогой о будущем сибирского села.

— Анатолий Антонович, как вам нынешняя выставка?

— Да как обычно. Сельские районы уже 20 лет показывают на этих выставках шанежки, бублики и больше ничего. А где прогресс, где новые технологии? Вот и сегодня второй день выставки, а здесь — одни продавцы, покупателей нет.

— Да, на открытии поживее было.

— Ну это по привычке — начальство ждали. А вдруг подойдет поздороваться, сфотографируемся вместе хотя бы…

— Сегодня все еще в правительство уехали на церемонию награждения победителей областного соревнования…

— Вот сразу затронул больную тему. Каких победителей? Какого соревнования? Какое может быть соревнование, если участники не знают его правил. Да, мы подписывали соглашение, я заявлялся, но как не понимал, так и не понимаю условия областного соревнования, по каким показателям осуществляется оценка. Эти показатели, правила никто не обнародует. По ощущениям же, наши чиновники выбирают победителей чисто субъективно. Вот вчера Степанов что-то там против областного правительства журналистам вякнул, ну какой из него победитель. Нет, Степанов нам не нужен. А вот Иван Иванович Иванов — молодец. Он всегда нас хвалит, всегда всем доволен, давайте его наградим. Парадокс в том, что даже сами учредители этого соревнования не понимают его механизм. Придумали какие-то баллогектары, коэффициенты абстрактные, которые ни с чем не вяжутся. Соединили районы в группы, чтобы проблем отдельных районов видно не было. Олимпийские соревнования — борьба, бег, стрельба — там все понятно: сила, секунды, точность. Мы же не знаем, за что соревнуемся, не видим соперников, фанатов, болельщиков. А ведь если нет соперников, то нет и соревнований.

— То есть получается, как в СССР, такое социалистическое соревнование, с натяжками, приписками и прочим.

— Да ни в коем случае. В СССР подобное было недопустимо. Если соврешь — лишишься партийного билета. Про приписки, бумагу в колбасе — это просто байки. Я помню, как меня, тогда директора Новосибирского мясокомбината, таскали по всевозможным комиссиям за такой огрех, как бульон в колбасе. Оборудование тогда было несовершенное, и технологически избежать пустот в продукте было невозможно. Поэтому в этих пустотах собирался бульон и превращался в желе, холодец. Тем не менее это был большой «грех», нарушение ГОСТа, а не морочили людям голову всякими «Меркуриями», решение принимает врач санэпидемстанции, если работник допустил брак, то дорога продукции только в утилизацию, и это работало.

— А мне, кстати, такая колбаса нравилась. Сегодня же появилась колбаса, в которой не то что холодца, мяса-то не осталось.

— Увы, сейчас это нормально, чтобы было подешевле, чтобы покупали.

— Как я понимаю, соревнование — это не главное, что вам не нравится во взаимоотношениях власти с сельхозпроизводителями.

— Есть, конечно, более принципиальные вещи. Вот вчера замминистром сельского хозяйства области было напрямую сказано, что вы, крестьяне, и все риски на вас. Раз вы взялись за этот бизнес, сами рискуйте, а мы, дескать, в стороне. У меня совершенно другая точка зрения. Я считаю, что если вы представляете государство и взялись за государственное управление, то сначала определите, чем крестьянину заниматься. Дайте ему четкий сигнал, определите вектор развития и создайте для этого условия.

— То есть некие правила игры, которые не менялись хотя бы в течение года.

— Сегодня я одному из продавцов рассказывал о сути закона, который сформулировал великий экономист Карл Маркс. В любом государстве независимо от уровня развития, формата общественного устройства и экономического строя есть два основных покупателя: само государство и население. Государство закупает продовольствие для госнужд — для армии, в резерв и т.д. Население — для себя. У нас же получается, что государство не хочет считать себя покупателем. У него есть нефть, газ, и в крайнем случае оно может в любой момент купить все, что ему нужно за нефтяные деньги. Остается население. Но надеяться на одно населения в нынешних экономических условиях нереально. У народа сегодня нет денег, все экономят на всем. Поэтому обе марксовские составляющие у нас не работают. При этом мы хотим, чтобы наш агропромышленный комплекс развивался, чтобы крестьяне жили комфортно. Вот недавно наш новый руководитель области Андрей Александрович Травников поставил перед собой — и естественно перед нами — задачу сделать территорию Новосибирской области комфортной для проживания и ведения бизнеса…

— Хорошее начало.

— Голосую обеими руками, я и за Травникова на выборах тоже голосовал. Но теперь я жду реализацию этих обещаний. Я должен понять, как это будет сделано, увидеть конкретную программу. Мне говорят, такая программа есть — «Стратегия 2030». Открываю, ищу там агропромышленный комплекс и не нахожу. Его там просто нет, нет работы, нет сельхозпредприятий, нет конкретного села, нет крестьянина.

— Формально вроде есть.

— Там есть здравоохранение, спорт, образование, социалка. А где под все это экономическая база? Ее нет.

— То есть непонятно, откуда деньги на социалку брать. Может заграница нам поможет? Сейчас аграриев призывают активно идти на экспорт.

— Еще одна больная тема. Да, сейчас нам говорят: давайте «прорубать окно в Китай», и правительство ставит задачу увеличить продовольственный экспорт вдвое. Здесь только один вопрос: каким образом мы собираемся это делать? Недавно на координационном совете «Сибирского соглашения» Николай Иванович Кашеваров, первый зампредседателя сибирского отделения Россельхозакадемии, докладывал об экспортных возможностях сибирских регионов. Исследование проводилось по заданию нашего полпредства на примере Томской области. Ученые подняли историю за 52 года и показали: средняя урожайность в этот период колебалась от 15 ц с га до 17. И в Новосибирской области, как подтвердил наш министр сельского хозяйства, за последние 25 лет статистика фактически та же самая — 15–17 ц с га. В урожайный год чуть повыше, в неурожайный — пониже. И то же самое в других сибирских регионах. О каком существенном экспорте здесь можно говорить? Экспорт по объему растет в основном за счет снижения поголовия скота в хозяйствах и у населения.

— Это иллюзия роста экспортного потенциала — это беда.

— Мы везем нашу пшеничку в Турцию, Египет, Марокко. Мы что же, рассчитываем, что эти так называемые лепешечные страны обеспечат стратегическое развитие российской аграрной отрасли? Да им все равно, где покупать — в далекой Сибири или близкой Европе. Главное — цена и качество. В Европе урожайность 10 т, они уже на 12 замахнулись, и как мы с ней со своими 1,5 т при нашем транспортном плече, без нормальной господдержки собираемся конкурировать? Сегодня более актуально говорить о повышении потенциала по всей цепочке производства зерна. Нужен высокопотенциальный семенной материал. Для Новосибирской области ежегодно необходимо 330 тыс. т семян. В этом объеме только 9,5 процента составили элитные семена. Вдумайтесь, 9,5 процента! И это не мои данные, это данные нашего минсельхоза. Это катастрофа. Далее нужны передовые технологии, техника, мощности…

— Чтобы за неделю можно было убрать урожай, чтобы он под снег не уходил.

— Да, чтобы не устраивать «битву за урожай» и не рассказывать нам про «экспорт» и железнодорожные тарифы. За счет чего при нашей урожайности в 15 ц у нас образовались некие излишки? За счет сумасшедшего сокращения поголовья скота. Было 700 тыс. голов, сейчас полторы сотни тысяч. В регионе порядка 1 млн 200 га не работает (посмотрите, сколько у нас уже умерло деревень). Если это все засеять. Если восстановить стадо. Если хлеб продавать качественным, полновесным, а не воздушным, как сейчас с разрыхлителями. Если государство нормально будет закупать сельхозпродукцию для государственных нужд, проводить, как положено, закупочные интервенции, то на экспорт мало что останется.

— То есть сделайте булку хлеба полновесной, молоко — цельным, а колбасу — мясной…

— И все. А вот если после этого появится дефицит зерна, то только тогда надо будет засучивать рукава и напрягать мозги, что с ним делать.

— А что сегодня с господдержкой? Какая-то все-таки господдержка есть?

— У нас в регионе вместе с федеральными деньгами это порядка 4 млрд рублей. Я урожай 2016 года продал по 10,5 тыс. рублей, а урожай 2017-го по 5 тысяч. Мои потери условно 100 млн рублей, мне же бюджет компенсировал 3,5 миллиона. Так вы меня все-таки поддержали или подножку поставили? При этом уже во время уборки — за сентябрь–октябрь — цены на ГСМ выросли на 29 процентов. И только вот в последнее время все озаботились ценами на автозаправках, ценами для населения (не о нас, аграриях, кончено, мы не население, мы до автозаправок стоим). Растрезвонили на всю страну, что решили проблему. Вице-премьер собрал представителей всей нефтяных компаний, пригрозил введением заградительных пошлин и пообещал вернуться к ценам июня. Даже если мы вернемся к ценам июня, кто мне вернет потери за сентябрь–октябрь?

—  Такое уже не в первый раз происходит, что во время уборочной вдруг вырастают цены на ГСМ. В чем причина-то?

—  Человеческая алчность, нет никаких других причин. Плюс отсутствие необходимой адекватной системы управления. Здесь можно вспомнить еще одного великого ученого — Альберта Эйнштейна, который говорил, что проблему нельзя решить на том уровне мышления, на котором она возникла. Вы никогда ее не решите, если будете думать так же, как те, кто эту проблему создал. Вот скажи, есть у нас сегодня проблемы в развитии агропромышленного комплекса, деревни, сельской местности?

—  Есть. Это очевидно.

—  А создали их люди, которые продолжают нами руководить. Да, губернатор поменялся, но команда-то осталась та же самая. Каких изменений мы ждем? Какого прогресса? Его нет и не будет.

— Что же нужно сделать, чтобы новое мышление появилось?

— Нужны люди или с новым мышлением, или способные меняться. Такие, например, как Евгений Степанович Савченко, губернатор Белгородской области. Или вновь вернувшийся в правительство РФ Алексей Васильевич Гордеев. Если говорить в более серьезном масштабе, то первый, кто приходит на ум, это председатель КНР Си Цзиньпин. Не знаю, повторил он опыт нашего президента или это было параллельно, но недавно он отправил в отставку 29 губернаторов китайских провинций. И за что бы вы думали? По подозрению в праздности и лености. Было дано задание, чтобы каждая провинция росла в экономике не менее семи процентов в год. Если вам это сделать не удалось, значит, вы ленились. Пожалуйста, еще пример —  Ли Куан Ю. До него Сингапур был беднейшей страной, сейчас по ВВП на душу населения это одно из самых богатых государств мира.

—  А сами-то Вы конкретно что могли бы предложить?

—  Вот-вот, время от времени, послушав нашу критику, чиновники также спрашивают: «А что вы предлагаете?» Нашей рабочей группой, в которую входили я, председатель племзавода «Ирмень» Бугаков, академик Власенко, гендиректор завод «Труд» Ислямов и другие, была разработана концепция по перестройке всей системы управления региональной сельской экономикой. Однако сейчас для начала могу предложить очень простую вещь. Принять закон, который бы запрещал депутатам избираться более чем на два срока…

—  Губернаторов, мэров это тоже касается…

—  Но начать надо с депутатов. Наше Законодательное собрание вообще занимает очень удивительную позицию. Депутаты многим возмущены, многое им не нравится. А вы-то что сделали? Вы хоть один закон в поддержку селян приняли? Сейчас вся государственная поддержка аграрного сектора региона базируется на законе еще 2006 года. Я тогда был председателем аграрного комитета, и мы совместно с департаментом сельского хозяйства обладминистрации его писали. Но он же давным-давно устарел, он изжил себя. Однако нынешнее заксобрание, как я понимаю, не собирается ничего менять. Какой протокол с заседаний нынешнего аграрного комитета не возьми, там штампованная, протокольная фраза: рассмотрели такой-то вопрос, приняли к сведению.

—  А какой смысл там сидеть, если ничего не решаешь?

—  Ну почему же, для себя лично можно много что решить. Принцип простой: кто ближе к бюджету, тот и сыт, потому стараются там сидеть до бесконечности. Поэтому кроме полукоррупционных схем, лоббирования личных интересов ничего там нет…

P. S. К слову сказать, когда Анатолий Антонович говорил о том, что «в регионе порядка 1 млн 200 га не работает» и «посмотрите сколько у нас уже умерло деревень», он это наглядно показал мне на примере своего родного села Варваровки Татарского района НСО. Этот фильм, посмотрите. В фильме хорошо показано, что от села, по сути, осталась одна дорога, по которой Степанов едет со своей тетей, и они вспоминают, чей дом где стоял. Когда-то здесь было отделение богатого колхоза «Сибирь», больше ста дворов. Сейчас чистое поле, редкие домики стариков, есть школа, но нет детей, есть клуб, но он за ненужностью закрыт…

И еще, кстати. На выставке степановское «Соколово» демонстрировало свои семена —  суперэлиту и элиту. Если вспомнить про 9,5 процента, это то, чего нам особенно не хватает.

—  Чтобы их получить, —  объясняет Степанов, —  мы совместно с наукой —  новосибирскими СибНИИЗиХ, СибНИИРС и омским СибНИИХОЗ – провели очень большую работу. Одновременно, естественно, работали и продолжаем работать с ведущими компаниями в сфере удобрений, агрохимии, сельхозтехники.

—  Народ интересуется?

—  Сегодня со стороны участников рынка вижу просто сумасшедшую активность. Я разговариваю с людьми, которые мне поставляют удобрения, средства защиты, технику, которая с каждым днем совершенствуется. Мы все готовы на прорыв, надо только создать условия, которые привели бы в действие уже накопленный нами потенциал.

—  А представители власти к вашему стенду подходили?

—  Ни один. Ни из районов, ни из области. Никто даже не поинтересовался…

Публикации по теме
Другие материалы
  • Из-за коронавируса краевые власти решили отменить День сибирского поля Из-за коронавируса краевые власти решили отменить День сибирского поля-2020

    Агрофорум «День сибирского поля» в нынешнем году решено не проводить. Об этом 9 апреля в ходе онлайн-конференции сообщил заместитель губернатора Алтайского края Александр Лукьянов. При этом пока остаются в силе две продовольственные ярмарки, которые традиционно проводятся ближе к осени.

  • Уборочная кампания-2018 стартовала в Новосибирской области Уборочная кампания-2018 стартовала в Новосибирской области

    Сельхозпроизводители Краснозерского и Карасукского районов в начале августа первым приступили к уборочной кампании в Новосибирской области. Аграрии уже убрали 4,6 тысяч га зерновых и зернобобовых культур.

  • День поля Новосибирской области 2018 День поля Новосибирской области 2018

    На территории Новосибирского района 10 августа 2018 года на базе учебно-опытного хозяйства «Практик» п. Тулинский будет проведено межрегиональное мероприятие «День поля Новосибирской области - 2018»