Владимир Хританков: Рынок ничего не отрегулирует

18 мая 2019

Владимир Хританков: Рынок ничего не отрегулирует

Владимир Хританков – директор ООО «Карачинский источник» и учредитель целого ряда предприятий, в их числе санаторий «Озеро Карачи».

Ведет он и большую общественную работу, является председателем Куйбышевского землячества. В прошлом номере мы рассказывали об отчетном собрании этой общественной организации, где и Хританков, и другие выступающие много говорили о самых насущных проблемах удаленных районов Новосибирской области. О развитии территорий, сельской экономики, об образовании. Вопросы поставлены, и сегодня мы попросили Владимира Федоровича рассказать, какими, на его взгляд, тут могут быть решения.

Владимир Хританков – директор ООО «Карачинский источник»

Сельское образование для селян

– Неожиданно много на собрании Куйбышевского землячества говорилось о проблемах образования. Все настолько серьезно?

– Как и все предприятия, наш завод «Карачинский источник» постоянно сталкивается с проблемой кадров. И с каждым годом решать ее становится все сложнее и сложнее. Нам нужны высокопрофессиональные специалисты, мы же чувствуем нарастающий дефицит профессионалов, и прежде всего с техническим образованием – программистов, электронщиков, инженеров-механиков, энергетиков.

После того как мы начали заниматься сельским хозяйством, увидели, что и там те же проблемы. Сегодня в нашем подсобном хозяйстве больше 2 тыс. голов крупного рогатого скота. Кроме того, мы еще взяли на буксир целое хозяйство в Барабинском районе в селе Новочановском. Администрация района, жители села обратились к нам за помощью и мы согласились. Там еще более 2000 голов КРС. И вот когда мы окунулись в работу, оказалось что в «Новочаново» нет ни агронома, ни зоотехника, ни ветеринара, ни инженера. Стали разбираться, почему так, где специалисты? И выяснилось, что мы даже на те небольшие бюджетные деньги, которые есть, готовим кого угодно, но только не кадры для села.

Куйбышевскому сельскохозяйственному техникуму скоро будет 90 лет, за эти годы он выпустил огромное количество специалистов, но сейчас он умирает. Картина там такая: учатся в техникуме 700 с небольшим человек. 300 – на заочном, 400 – на очном, из которых примерно 100 человек приняты на бюджетные места. Стоимость обучение на платной основе порядка 100 тыс. рублей, и никто из деревни, конечно же, их осилить не может. Если средняя зарплата у родителей 8-10 тыс. рублей, то о чем говорить. Учись я в это время, то и мои родители ни за что не потянули бы мое обучение.

Поэтому кто в основном идет в техникум учиться? И на бюджетные, и на платные места? Жители районных центров – у них и баллы выше, и денег побольше. Но мы же прекрасно понимаем, что вероятность того, что они, закончив техникум, поедут работать в деревню, практически равна нулю. Тем более что в деревне сегодня ситуация архисложная.

Поэтому по линии Куйбышевского землячества мы и обратились с письмом к губернатору. Нас поддержал в этом председатель президиума Ассоциации землячеств Новосибирской области Николай Григорьевич Гаращук. То, в каком положении находятся наши специальные учебные заведения, он сам видел. Мы вместе с ним в этом году были в сельскохозяйственном техникуме на встрече со студентами. И не только там, но и в политехническом колледже, в филиале педуниверситета. Ситуация в них аналогичная. Площади сельскохозяйственного техникума, который был построен в советское время, сегодня загружены на 50 процентов. Это при том, что его выпускники край как нужны на селе. Мы даже такой простой вопрос, как строительство автодрома, где могли бы обучать механизаторов широкого профиля, решить не можем. Стоит это всего 6-7 млн рублей, и для бюджета области сумма в общем никакая. Однако нынче, к сожалению, специальному образованию в области достаточного внимания не уделяется.

В свое время мы потеряли ГПТУ, СПТУ, сейчас будем терять колледжи. Конечно, возле Новосибирска что-то сохранится, но никто, понятно, оттуда не поедет работать на периферию. Не случайно в советское время среднепрофессиональные образовательные учреждения были рассредоточены по всей территории. Это было сделано для того, чтобы дети далеко не отрывались и возвращались к себе на родину. Может быть, и не все, но точно большинство.

Какие предложения мы изложили в письме губернатору? Во-первых, в среднепрофессиональных образовательных учреждениях должно быть больше бюджетных мест. Во-вторых, надо пересмотреть подходы по зачислению на бюджетные места, ведь дети, которые получили не очень высокие баллы в деревенской школе, они сами по себе не глупые. Просто уровень подготовки в этих школах ниже, так как педагогический состав там потерял, к сожалению, необходимую квалификацию.

Сельское хозяйство. Столыпинский прием

– Вот Вы сказали, что в деревне сегодня ситуация архисложная. А здесь что делать?

– Да, сельское хозяйство сегодня находится в таком состоянии, что без поддержки государства ему не подняться. На эту тему уже не раз говорил, в том числе и в вашем журнале. Я считаю, что в стране должна быть программа по возрождению деревни, именно возрождению. Примерно как это было в столыпинские времена. Почему люди тогда снимались с мест и ехали далеко в Сибирь? Да потому что они были освобождены на длительные сроки от всех видов налогов. К тому же государство выделяло серьезные подъемные деньги в зависимости от того, сколько в семье человек. На эти деньги можно было купить несколько коров, лошадей, какой-то инвентарь для обработки земли.

Более ста лет назад мои прадеды приехали сюда именно по этой программе. У них были очень большие семьи. Если смотреть на современную карту, то приехали они в Северный район на границу области с васюганскими болотами. Почему туда? Потому что царь на 25 лет освобождал тех, кто едет в такие отдаленные районы, от всех видов налогов. И вот по переписи 1918 года они уже имели по 8-10 коров, по 6-10 лошадей, у тайги отвоевали пашню, распахали. Получали молоко, мясо, яйца, излишки возили продавать к железной дороге. В Татарске, кстати, был пункт формирования переселенцев, которые потом распределялись по региону по зонам, и была дорога в Чаны. Так вот на обратном пути мои деды брали грязь в деревянные бочки и везли в себе в Северный район. У них были срубы бань с деревянными чанами, корытами, они эту грязь подогревали и лечились.

После реформ 60-х годов деревни стали разваливаться. 90-е еще более ускорили этот процесс. Сейчас во всем Северном районе осталось деревень 16-17, а число жителей примерно 9 тыс. человек. А было когда-то 72 деревни и 40 тыс. жителей.

Да, я согласен, что крупные сельскохозяйственные комплексы, такие как в Маслянино, Каргате, нужны. Но чтобы их построить, необходимы огромные деньги, и эти инвестиции в ближайшие лет 25-30, скорее всего, не окупятся. Плюс такие комплексы не способны в должной мере решить проблемы занятости сельского населения. Между крупными комплексами масса деревень, жизнь которых за последние 30 лет никак не изменилась, а зачастую стала хуже.

В чем заключается наша идея? Использовать столыпинский прием. Объявить часть области с более сложными климатическими условиями – а это северо-запад области, примерно 11-12 районов – зоной, где в ближайшие 20-25 лет сельхозпроизводители кроме социальных налогов не будут уплачивать больше ничего. Ни налогов на землю, ни на имущество, ни на прибыль. Я уверен, что через 5-6 лет в районах мы бы уже не увидели падающих производств. Сначала их экономика стабилизировалась бы, а потом и пошла в рост.

Понятно, главное условие здесь, чтобы работали на этой земле, именно в этих районах растили хлеб, производили мясо, молоко. Это, безусловно, необходимо контролировать, и в принципе контролирующих органов у нас много. Есть еще местная муниципальная власть, районные, сельские советы. К сожалению, сегодня муниципальные органы на местах занимаются в основном вопросами поддержания жизнедеятельности территорий. Чтобы вода была, электричество, им как-то не до производства, не до вопросов развития. Но почему бы их не привлечь, чтобы и они стали контролерами и помощниками в развитии этой идеи.

В прошлом году встретил одного старого знакомого, с которым когда-то вместе учился. Спрашиваю: «Чем занимаешься?» Отвечает: «Политикой». Оказалась, что он депутат сельсовета. Вот-вот. У нас теперь все стали политиками, вместо того чтобы заниматься хозяйством, экономикой, производством.

Власть нам 25 лет говорит, что рынок все отрегулирует, хотя всем уже очевидно, что не отрегулирует. Для этого власть должна правильно заниматься и вопросами налогового регулирования, и вопросами продвижения нашей продукции на рынки. Возьмите китайцев: они сегодня насытили и мировой, и внутренний рынок, но на этом не останавливаются. Сейчас пытаются реализовать идею Шелкового пути. Это не одна какая-то дорога, это целая сеть маршрутов, которая в конечном итоге призвана связать Юго-Восточные рынки с европейскими, африканскими и т. д. Причем председатель КНР лично ездит по миру и эту идею продвигает. Почему бы и нашим руководителям чем-то подобным не заняться, чтобы полноценно насытить хорошим продуктом российский рынок и параллельно серьезно поработать над продвижением наших товаров на экспорт. Допустим, в тот же Китай, который сегодня очень нуждается в экологически чистых продуктах.

Туризм. Уникальные Чаны

– Вот, кстати интересный момент. Вы рассказали, что Ваши деды возили к себе с Чанов грязь и лечились. Это же санаторно-курортное лечение. Думали ли Вы, что Вам в конце концов придется заниматься и «Карачинским источником», и курортом «Озеро Карачи». Каким Вы видите развитие этого направления?

– Конечно, никогда не думал. Если же говорить о развитии внутреннего туризма, местных курортов, санаториев, то, безусловно, здесь есть, куда двигаться. Наш президент достаточно часто об этом говорит, и у региона возможности для этого не малые. Возьмем озеро Чаны. Это удивительное озеро: прекрасные берега, вода теплая, слабосоленая, при этом комбинация солей уникальна, там большой процент солей магния. Эта комбинация очень эффективна, например, при лечении органов дыхания.

На Чанах возле деревни Квашнино мы тоже построили туристический комплекс – «Бухта Лазурная». Летом там можем принимать до тысячи человек, зимой до 200. Для зимы есть снегоходы, для лета – лодки. Можно купаться, загорать, рыбачить. В последний раз, когда я там был, то между длинными телефонными разговорами поймал около 30 кг окуней.

Единственная проблема – нет нормальной дороги, и в распутицу до комплекса добраться, конечно, сложно. Несколько лет назад с администрацией области мы сделали проект на 11,5 км дороги, и в этом году этот участок должны достроить. Спасибо губернатору Андрею Александровичу Травникову, который дал распоряжение на проектирование еще 11,6 км. С будущего года можно этот участок начать и года за три построить. Однако до турбазы останется еще километров 15.

Да и по большому счету одной дороги не достаточно. Стоило бы сделать еще дорогу вдоль берега Чанов, которая соединила бы Таган и Квашнино. Уверен, что вдоль нее очень скоро выросла бы целая сеть турбаз и санаториев, не меньше, чем сейчас на Алтае. По дороге «Байкал» идет огромное количество машин – они могли бы на 40-50 км уйти в сторону озера и там отдохнуть. Но это должен быть культурный отдых, а не дикий. Озеро сегодня экологически чистое, и наша задача и отдых организовать, и природу сохранить. Убежден: как и поддержка сельского хозяйства, развитие туризма также способно внести в бюджет области очень существенный вклад

Публикации по теме
Другие материалы
  • Лесной капитал региона Лесной капитал региона

    До 2020 года в развитие лесопромышленного комплекса Новосибирской области будут инвестированы миллиарды рублей

  • Правительство утвердило Программу льготного кредитования на приобретение специализированной техники Правительство утвердило Программу льготного кредитования на приобретение специализированной техники

    Правительство Российской Федерации утвердило Правила предоставления субсидий кредитным организациям на возмещение выпадающих доходов по кредитам, выданным на приобретение сельскохозяйственной, строительно-дорожной и коммунальной техники, а также оборудования для пищевой и перерабатывающей промышленности (Постановление Правительства РФ от 17 февраля 2018 года №163).

  • Мелькомбинат №1 Мелькомбинат №1: предложение дружить

    Единственный в Новосибирске Мелькомбинат №1 возвращается в строй: предприятие планирует выход из процедуры банкротства, наращивает объемы производства и пытается сформировать с помощью преференций пул постоянных поставщиков зерна.