Технологии и немного математики

Технологии и немного математики
10 ноября 2018

Технологии и немного математики

Виктор Александрович Франк, глава Болотнинского района, любит эпатировать журналистов неожиданными заявлениями. Вот и наш разговор начал с того, что сходу заявил: «Мы никогда не были в лидерах». А потом пояснил, что предприятия в районе небольшие и требуют специфического подхода.

— Как прожили год? Итоги уборочной радуют?

— В этом году трудности у всех: холодная весна помешала провести в полном объёме посевную кампанию. Мы, к примеру, не досеяли полторы тысячи гектаров посевных, не могли выполнить план. Когда подошла уборочная, думали, что процентов 20 урожая  соберём — и слава богу. Синоптики пугали дождями и ранним снегом чуть ли не в сентябре. К счастью, прогнозы  не оправдались и погодные условия сложились благоприятные. Поэтому мы показали урожайность 22 центнера. Для сравнения — в прошлом году было 20,7. Кстати, в советские добрые времена, когда было принято думать, что все успешно занимаются сельским хозяйством, рекордная урожайность была 17 центнеров с гектара, а средняя вообще 12–14. У нас в последние годы было всегда больше 20.

— Это благодаря развитию технологий в аграрной отрасли?

— Да, конечно, прежде всего благодаря развитию технологий. Раньше считалось нормальным выкорчёвывать леса, засевать всю землю, отчитывались по объёму площади полей. И особо никто не думал, что надо не больше сеять, а больше собирать. Но я вам скажу, что и технологии не всё определяют. Сегодня у одного фермера урожайность 16–18 центнеров, а рядом у другого точно на такой же земле — 28–29 центнеров. В чём дело? Мне кажется, что наши фермеры не очень любят брать карандаш в руки и садиться считать.

Вот пара историй из жизни. Приезжаю к одному, вижу на поле три старых комбайна. «Почему, — спрашиваю, — новый не купишь?» «Денег нет», — отвечает. Сели, посчитали, сколько сейчас стоит взять кредит, какая рассрочка, как повысится урожайность с новой машиной, — на следующий день хозяин уже на новеньком комбайне по полю ездил.

Или ещё пример. Подходит к концу уборочная, точно по прогнозу через три дня польют дожди. Но большинство уже убрали всё с поля, уборка идёт только у крупных фермеров. Звоню. «Что, говорю, справишься со своими двумя комбайнами?» «Да нет, — отвечает, — что-то придётся оставить». «А у соседей, кто уже закончил с уборкой, не выгоднее будет попросить?» Посчитали, выходит и вправду взять в аренду соседскую технику выгоднее, чем оставлять на поле урожай. Всегда есть чему учиться друг у друга и правильно работать с землёй.

Безусловно, современные технологии помогают добиваться хороших результатов даже в нашем сибирском климате. Но есть два условия. Во-первых, надо технологию соблюдать от начала и дальше на всех этапах, не экономить на подкормках. И второе, надо считать, где выгоднее сегодня заплатить, чтобы завтра заработать на урожае.

— И всё-таки есть проблемы, которые, как говорят, «от бога». То дождь, то заморозки… Как в таких условиях не ошибиться с расчётами?

— Конечно, мы природу не победим. Но уже давно с коллегами на разных уровнях говорим о том, что необходима такая форма господдержки, как страхование. Сегодня страховые компании с неохотой приходят к фермерам. И фермеры не любят связываться с договорами по страховке. Случится что — ничего не получишь из-за какой-нибудь одной бумажки. Не прозрачно всё, не надёжно. Но если бы государство возмещало страховым компаниям частично потери по выплатам, картина сразу бы изменилась. Для фермера это была бы надёжная опора. Он не боялся бы страховать будущий урожай, а компании не боялись бы подписывать с ними договор. Нельзя вести земледелие на свой страх и риск. Обязательно надо формировать культуру страхования как форму поддержки.

— Сегодня государство предоставляет достаточно мер по поддержке фермерских хозяйств. Что ещё, на ваш взгляд, необходимо помимо страхования?

— Остро стоит вопрос с экспортом. Мы — одно хозяйство, одна область — не можем конкурировать с другими производителями при продажах на экспорт. Да и не должны. Допустим, мы предлагаем китайцам зерно по 10 тысяч рублей за тонну. А красноярцы говорят: «Мы готовы за 9 тысяч рублей, нам везти ближе». Разве это нормально?! Мы же одна страна, и наши интересы должна представлять одна корпорация. Пусть государство определит одну или несколько компаний, которые займутся организацией экспорта для всех регионов. Всем было бы выгодно. Фермер бы точно знал, что ему надо будет продать 100 тысяч тонн зерна, и все свои ресурсы и технологии рассчитал под эту задачу. Страховая компания понимала бы, какой объём выплат и господдержки у неё будет в случае непогоды. И единая корпорация бы отслеживала и устанавливала единый тариф для всех. И даже при изменении цены риски финансовые будут минимизированы. А фермер будет понимать: с меньшей площади надо больше получить.

— Сейчас многие говорят: «Вот, поля лесом зарастают…» А вы говорите: «Ещё меньше распахивать надо».

— Надо распахивать ровно столько, сколько будет выгодно засеять и максимально выгодно продать. И не больше. Кстати, не так уж плохо, если раскорчёванные поля зарастают. Продать берёзу гораздо выгоднее, чем зерно. Я уже говорил, что с советских времен урожайность повысилась значительно. Поэтому надо менять менталитет и всё время считать. Мы не отдаём себе отчёт, как быстро проходят изменения.

— Давайте от полей перейдём к модной теме привлечения инвесторов. Кого и как к себе зовёте?

— К счастью, интерес к району сохраняют бывшие земляки. С их помощью надеемся развивать переработку, комплексы по развитию крупного рогатого скота. Есть ещё одно интересное предложение — построить вдоль трассы современный комплекс с зоной отдыха, СТО, стоянкой. Мы находимся на пересечении путей трёх областных центров — таким выгодным территориальным расположением необходимо воспользоваться. Условия сотрудничества для потенциальных инвесторов у нас лояльные. Но основной упор мы делаем на благоустройство районного центра. Те, кто несколько лет не был в Болотном, когда приезжают — не узнают! Здесь мы стараемся создать комфортную среду: скверы, дороги, тротуары с бордюрами и так далее. И многим нашим жителям даже кажется, что так всё и было всегда.

— Действительно, лично недавно убедился, что Болотное больше похоже на аккуратный европейский городок, чем на российскую провинцию. А как же другие населённые пункты района? Там ведь школы закрываются…

— Школы закрываются потому, что там некого и некому учить. А надо ли поддерживать такое село, где нет детей? Я был в Германии, в Белоруссии. На несколько сёл одна школа. И прекрасный специальный автобус возит детей из окрестностей в школу. Дети под присмотром, в школе работают лучшие учителя района. Кому от этого плохо?

Думаю, мы придём к тому, что сельское хозяйство будет развиваться вахтовым методом. Главное, чтобы в райцентре были идеальные условия для специалистов. Например, живёт агроном в райцентре, его семья обеспечена комфортной инфраструктурой, есть места отдыха, медучреждения, парки. Глава семейства уезжает с утра по полям, по всему району, а вечером возвращается. И мы всегда на полях, кстати, работали вахтовым методом. Когда страда начиналась — каждый день дорог. Уходили в поля и жили там, пока не закончится посевная или уборочная. Уверен, к этому и вернёмся. Только жить работники будут в комфортном, современном районном центре, не испытывая никаких глобальных бытовых проблем. А создать идеальные условия в каждой деревне не реально. Пустая трата денег и сил. Зачем делать дороги в сёлах, где детей в школах нет? Я согласен уменьшить число школ в районе, но при условии, что у меня будет транспорт для перевозки детей из любого села в ближайшую школу.

— На ваш взгляд, Новосибирская область развивается?

— Конечно. Налоги в бюджет идут — мы развиваемся. Да, закрываются заводы, но количество продуктов-то не сократилось. Значит, жизнь продолжается. Вообще, когда я слышу, как кто-то начинает эту песню «ой, завод закрыли, всех уволили», сразу вспоминаю анекдот. Когда русские сделали автомобиль «Урал», японцы сказали: «Вот на что только люди не пойдут, чтобы дороги не строить». Не слышали такой?

У нас страна масштабов, а вот в технологиях мы всегда отставали. Сегодня один грамотный оператор на площадке в 5 квадратных метров может выполнять функционал, который раньше делали 10 фрезеровщиков в большом цеху. Технологии изменились, поэтому таких площадей и масштабов не надо.

Когда мы говорим об оптимизации, зачастую подразумеваем сокращение персонала. На самом деле не менее выгодно оптимизировать площади. Сегодня в учреждении, занимающем двухэтажное здание, сидят 5 человек — это зачем? Может, проще продать здание или сдать в аренду? Это будет чисто экономическая выгода. Здесь, конечно, комплекс проблем, но главное — надо быстрее менять менталитет, менять подходы к решению поставленных задач. К счастью, мы не стоим на месте. Не было бы развития в области, не развивался бы с такой скоростью и Новосибирск.

— Согласен, город прирастает мощью районных центров.

Публикации по теме
Другие материалы
  • 90-летие Кочковского района Ещё один шаг к столетнему юбилею

    8 августа Кочковский район отпраздновал свое 90-летие. Праздник собрал на главной площади райцентра более тысячи гостей

  • Пять объектов «Озерного кластера» Новосибирской области будут введены в эксплуатацию в 2018 году Пять объектов «Озерного кластера» Новосибирской области будут введены в эксплуатацию в 2018 году

    Опыт реализации проекта «Озёрный кластер – кластер оздоровительного и бальнеологического туризма Новосибирской области», реализуемого в Чановском районе Новосибирской области, представлен на федеральном уровне. Соответствующий доклад на заседании Координационного совета Ростуризма в Москве 21 ноября представил заместитель Губернатора Новосибирской области Василий Смирнов. iFrame

  • Постоянное движение к лучшему Постоянное движение к лучшему

    20 февраля врио первого заместителя губернатора Новосибирской области Юрий Петухов посетил с рабочим визитом Маслянинский район. Он принял участие в торжественном открытии фельдшерско-акушерского пункта в селе Суенга и в собрании представителей трудовых коллективов и общественности района.