Вы здесь

Строителей нужно поддерживать, а не усложнять им жизнь

  • Строительство сельхозобъектов
  • Строительство сельхозобъектов
  • Строительство сельхозобъектов
Строительство сельхозобъектов
Строительство сельхозобъектов. Фото предоставлено компанией «Новосибирскоблсельстрой»
24 января 2016

Строителей нужно поддерживать, а не усложнять им жизнь

Как приходится выживать строителям сельхозобъектов

Виктор Галин, генеральный директор «Новосибирскоблсельстрой». Фото: АгроСиб / Сибирский репортёр ©

— Виктор Александрович, хотелось бы узнать ваше мнение вот по какому вопросу. Понятно, что в советские времена село развивалось активно: строились школы, детсады, дома культуры, сельхозъобъекты и так далее. Затем наступила эпоха перемен, в глубинке исчезали сельхозпредприятия и ПМК, строившие их. А какое время сейчас переживает наше село, если посмотреть на него сквозь призму строительного бизнеса — застой, перестройку, оно развивается или находится в упадке?

— В этом году отметили 50 лет с момента создания Облмежколхозстройобъединения, предшественника «Новосибирскоблсельстроя». На заре преобразований у нас было 40 юридических лиц, на сегодняшний день их едва с десяток наберется. Все 30 организаций обанкротились.

Последний бюджетный дом мы строили около 10 лет назад в Багане, себестоимость квадратного метра была 46 тыс. рублей. Сегодня в Коченево мы продаем квадратный метр за 36 тысяч. Вот и посчитайте! Бизнес получается практически нулевой, работа ради работы.

Как говорит мой компаньон — строим, только чтобы не деградировать полностью, главное — сохранить коллектив. Выживание, просто выживание!

Город строится, строятся и омичи, и томичи, но цена у них совсем другая — от 40 до 70 тыс. рублей за кв. м., маржа есть. А кто в нашей деревне может позволить себе купить квадратный метр за 70 тысяч? Таких богачей здесь нет.

Посмотрите, что происходит с селом! Говорили, что фермер накормит Россию. Но как ему выжить в современных реалиях? Цена на энергоресурсы  постоянно растет, стоимость сельхозтехники тоже. Процветать может только крупное хозяйство, вроде Верх-Ирменьского.

Сама экономическая ситуация в нашей стране плодит мошенников, а настоящему бизнесу развиваться мешает. Всё взаимосвязано, от законов до кредитов. Все, кто строил жильё для области, сегодня отказываются этим заниматься! Это просто невыгодно!

 

— Кто же тогда выступает вашим заказчиком?

— В последнее время мы строим дома и распродаем их по определенным программам. Например, по программе обеспечения ветеранов ВОВ, обеспечения жильём детей-сирот. Строили мы и служебное жильё. Каждый год район получал десять служебных квартир. Сотрудники новой больницы, педагоги получили квартиры, в общем, понемногу сохраняем кадры для села.

Но приходится заниматься не только строительством, а еще и коммуникациями.

Если говорить про Коченёво, мы практически на свои оборотные средства построили газопровод высокого давления, полностью обеспечили электроснабжение. Начав строительство, мы вкладываемся в проект по полной программе: проектирование, материалы, люди, монтаж, сдача, наладка. Выполняем все виды работ!

И еще нам приходится платить за эксплуатацию газопровода. По сути, на свои деньги построили коммуникации и сами же вынуждены за них и платить: в бюджете денег нет.

 

— Как такое возможно? Скажите, а денег нет в бюджете района или области?

— Денег на инженерное обустройство строительства жилья нет нигде! Подобная ситуация складывается и в Чике. Там аренда двадцати соток земли под дом стоит 500 тысяч в год. Сейчас мы вновь купили подстанцию, проложили электрокабель и всё это оплачиваем.

По весне начнем тянуть газопровод. И всё это за счет средств нашего акционерного общества. Потом мы это добро бесплатно передадим на баланс...

 

— Если нет прибыли, зачем всё это нужно? Получается, что вы — инвестор района, спонсор.

— В конечном итоге инвесторами являются ОАО и будущие собственники жилья. Мы строим по всей области — в Багане, Здвинске, Чанах и Татарске. В Татарске в год сдаём примерно три-четыре дома под переселение из ветхого и аварийного жилья. Мы подписали контракт с поселком Коченево на переселение 24 семей, полгода ждали, пока появится земля…

 

— То есть, сложно найти землю в Коченево? Я понимаю, что проблемы с землёй могут быть в Москве, но в наших просторах — это же абсурд!

— Тем не менее, это так. Причем проблемы с землей возникают везде, где бы ни начиналась стройка!

В Коченёво, например, появилось предприятие, занимающееся нефтепереработкой. В администрации сказали, что им земля нужнее. Они забрали три участка, к которым мы уже подвели газ.

Более того, к построенному на наши деньги газопроводу администрация района подключает газовую котельную в 4.2 мегаватта. В перспективе котельная будет обеспечивать детский сад, бассейн, спорткомплекс, пожарную часть.

В общем, основная наша задача при строительстве — найти землю.

В Чанах, например, шесть домов построили практически на месте свалки. Из ничего вырос микрорайон. Та же самая проблема в Краснозёрке, Здвинске, Венгерово. Необходимо решать снос ветхого жилья, принадлежащего физическим лицам, за счет средств бюджетников.

 

— Скажите, Виктор Александрович, а все ваши вложения в виде газопровода и т.д. не идут вам в плюс? Вы за это никаких внеконкурсных земель от администрации не получаете?

— Нет, все земли проходят через аукционы, мы не имеем никаких преференций. И никаких льгот у нас нет: ни по налогам, ни в какой либо еще области.

 

— Интересная какая ситуация получается…

— Да, но что поделать! Все, кто был с селом связан, знают: градообразующих предприятий там сегодня не осталось. А бюджет как таковой сегодня направлен в основном на социальные проекты.

 

— Тогда может быть стоит уйти в эту сферу, заняться строительством больниц, например?

— Мы не идем на это умышленно. Допустим, строительно-монтажные работы детского сада стоят 200 миллионов. Значит, мы должны представить бюджету банковскую гарантию. То есть, я должен взять кредит в банке, ничего не делая. Просто заморозить деньги и начать платить с них проценты.

Кредит должен составить 10 процентов от заявленной стоимости, то есть около 20 миллионов рублей. Кроме того, мы должны снизить стоимость строительства по смете на 20-30 процентов, и это при сегодняшнем ценообразовании, где не предусматривается рентабельность строителей.

 

— Ясно. То есть, ваша задача — найти землю, профинансировать проект, привлечь подрядные организации…

— Да, а в итоге продаем ниже себестоимости, а потом еще и получаем благодарность в кавычках: пишут, что антенну не установили, и прочее. То есть, покупатели хотят получить всё, а денег заплатить — по минимуму.

 

— Дома вы сдаёте уже с отделкой?

— Полностью, с предметами домоустройства и отделкой.

Недавно построили энергоэффективный «умный» дом в Маслянино. В доме — тепловой насос, крышная газовая котельная, солнечные батареи. Только вся оснастка обошлась чуть ли не в половину цены простого дома. А жители заявляют: вы нам обещали, что мы ни за что платить не будем. Поэтому в Коченево теперь мы строим поквартирное газовое отопление, каждый отапливает сам свою жилплощадь, без потерь при транспортировке тепла.

 

— Не будет государственных программ — не будет работы, строительство остановится?

— Подрядное строительство в селе на пределе выживания. Маслянинская строительная организация, например, сегодня работает в Коченево. В Маслянино строить нечего. Татарская работает в Коченёво, Чанах, Багане.

Еще один болезненный вопрос — кадры. Каменщиков, например, практически не осталось, преемственность нарушена.

Остались лишь водители, механизаторы, отделочники, электрики и сантехники…

 

— Сколько у вас в организации работает человек?

— В управлении — 20 человек, а остальные — из подрядных организаций, мы заключаем с ними контракты.

 

— Не хотелось бы, чтобы вы совсем руки опускали.

— Да нет, жизнь идёт, работа продолжатся. Сначала была задача додержать всех до пенсии, но сейчас уже начинается развитие, нужно учить молодых, готовить себе смену.

Перспектива у нас вот какая: в 2015 году в Коченёво надо будет расселить 24 квартиры. В июне — сдача по плану 2015 года. И сразу надо будет начинать программу расселения 2015-16 годов — это еще 24 квартиры. Кроме того, 30 квартир через реализацию для жителей Коченёвского района. И начинаем строить в рабочем поселке Чик.

В Оренбурге, например, строят по 2000 домов в год. В Башкирии, Татарстане, Белгороде строительный бизнес процветает. Они не сломали существующую в советское время систему, а преобразовали под сегодняшние реалии.

У нас же в Министерстве сельского хозяйства остался один отдел — развития территорий НСО, который должен заниматься развитием территорий области. В нём — три человека.

Недавно новый министр строительства и ЖКХ РФ заявил, что жильё для населения должно стать дешевле, но при этом дома должны быть полностью укомплектованы.

Мне кажется, надо бы поддержать строителей, тех, кто остался строить для села, не дать окончательно развалиться этой системе, сохранить связи и кадры, а не усложнять им жизнь, как это делается сегодня. И сохранить наше село.

Надеемся, нас всё же ждут перемены к лучшему.

Публикации по теме
Другие материалы