Василий Пронькин: Вместе мы можем сделать многое

Василий Пронькин, заместитель губернатора, министр сельского хозяйства Новосибирской области
Василий Пронькин, заместитель губернатора, министр сельского хозяйства Новосибирской области
27 января 2016

Василий Пронькин: Вместе мы можем сделать многое

О пользе аналитической работы, для чего нужна государственная субсидия и приоритетах в сельском хозяйстве

НАША СПРАВКА

ВАСИЛИЙ ПРОНЬКИН, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГУБЕРНАТОРА, МИНИСТР СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ (С 2015 ГОДА)

Родился 1 марта 1957 года в с. Студеное Карасукского района Новосибирской области.

В 1986 году окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт (инженер-механик, механизация сельского хозяйства).

В разные годы работал помощником бригадира, мастером-наладчиком, инженером по эксплуатации, главным инженером.

С 1989 по 1993 гг. — председатель колхоза им. Жданова Карасукского района Новосибирской области.

С 1993 по 1998 гг. — первый зам. главы администрации Карасукского района Новосибирской области.

С 1998 по 2014 гг. — глава Баганского района Новосибирской области

С 2014 по 2015 гг. — заместитель Губернатора Новосибирской области

— Василий Андреевич, для вас нынешний сельскохозяйственный сезон — первый в ранге министра, как он сложился, тяжело было входить в ситуацию весной?

— Не скажу, что нынешняя страда особенно трудная, ведь для меня она по счету уже 38-я. Весной, конечно, было нелегко, но та аналитическая работа, которую проделали начальники сельхозуправлений, главы районов, сотрудники министерства, позволила нам трезво оценить ситуацию, в которой мы были весной и с чем подошли к уборочной.

Теперь даже те, кто не хотел заниматься «цифрами», понимают, что не зря придуманы агрономические сроки, что сеять лучше до 1 июня, на не до 20-го, потому что тогда и убирать будешь не в октябре, а в августе.

Тем не менее и более реалистичные сроки нарушаются, поэтому приходится налаживать взаимопомощь между районами, между хозяйствами — это тоже результат кропотливой аналитики: мы знаем, какие у кого ресурсы, кому нужна помощь, а кто может помочь соседям.

На данный момент более 200 комбайнов работает в соседних хозяйствах, это много или мало? В Карасукском районе одно хозяйство отправило другому два комбайна MacDon — у того не было жаток «на свал». Теперь появилась возможность делать спаренные валки, и это вдвое увеличило темпы уборки. Существенная помощь? Мы даже внесли изменения в постановление о соревновании, там теперь есть пункт о взаимопомощи хозяйств.

— Взаимопомощь в страду — это же традиция, может, немного забытая?

— Я думаю, что тот диалог, который состоялся, в том числе на наших межрайонных конференциях, обострил чувство ответственности.

Ещё раз скажу — мы должны реально видеть ситуацию, знать и свою энерговооруженность и возможные методы уборки — все это дает результаты. Не скажу, что мы намного опередили график уборки 2014 года, но ведь ситуация с осадками на начало октября в целом была хуже.

Лучше прошлогодней погода была лишь в 3-4 районах: Искитимском, Карасукском, Краснозерском и Ордынском, зато в остальных — значительно хуже. В Чистоозерном районе в прошлом году было 20 мм осадков, а в этом уже 86 мм. Это значит — все-таки подтянулись.

 

— Получается — сумели раньше начать уборку?

— А мы делаем анализ и понимаем — могли ещё раньше войти. Если бы начали сразу использовать раздельную уборку, то могли еще на две недели раньше начать. В валок можно класть зерно влажностью 36-40%, зато в эти две недели мы могли убирать плановые 66 тысяч га в день, которые мы не можем сейчас обеспечить.

По результатам уборки будем подводить итоги с начальниками управлений, чтобы в следующем году не допустить уход посевной из сроков, оптимальных по природно-климатическим условиям.

В уборку нужно входить раньше, не ждать, когда зерно будет «звенеть».

 

— Эту технологию не использовали?

— Да всегда применяли, просто забыли.

Я когда работал комбайнёром, мы всегда с этого начинали — валили в валки.

Да, были перекосы, в некоторых хозяйствах разрыв между валками и уборкой достигал трех тысяч га — валки попадали под дождь и прорастали, но на этот случай голова же есть у специалиста и руководителя: разрыв должен быть не больше 3-4 дней между свалом и обмолотом, зато можно две недели выиграть.

Я думал, что в Искитимском, Тогучинском, Сузунском районах, где с погодой повезло, должны уже закончить уборку. Они и убрали по 94%, но тут заморосило, и люди сидят, техника стоит — не могут последний шаг сделать — вот цена опоздания. А если бы сроки сдвинулись на две недели, то они бы уже свое убрали и соседям помогали, при общей недостаточной энерговооруженности это очень важно.

Из-за этой заминки задерживается в некоторых хозяйствах постановка животных на зимнее стойловое содержание — механизаторы-то на уборке. Отсюда, мы знаем, страдает и продуктивность животных, а это сразу — потеря доходов от «молочки».

Много ещё вопросов, которые необходимо анализировать, но как руководитель в главном я убедился: вместе мы можем многое сделать, потому что нет отторжения этих подходов ни в руководстве районов, ни в хозяйствах.

 

ЗАБЫТЬ СЛОВО «БИТВА»

— По сути, вы предлагаете сделать работу на селе плановой?

— В будущем году мы должны уйти от этого слова «битва» — за посевную, за урожай. Это же наша нормальная жизнь, давайте жить по-людски, а не бороться. Адреналин ничего хорошего не дает.

Я считаю, что и в этом году у нас с уборкой не будет таких проблем, как в прежние годы.

Ассоциация «Сибирское соглашение» провела огромную работу, дважды в течение лета организовала в Алтайском крае встречи с директором департамента растениеводства Минсельхоза РФ Петром Александровичем Чекмаревым, в результате мы добились того, о чем говорили долгие годы, в Правительстве РФ прошло совещание о ходе уборки урожая и формированию интервенционного фонда.

Очень хорошо, что государство объявило интервенционные торги и цену на зерно еще до начала страды. Более того, министр Александр Николаевич Ткачев дал рекомендации повысить цену зерна третьего класса на тысячу рублей — 10,9 тысячи за тонну. Поэтому у нас есть моральное право говорить, что ценовая политика государства аграриев устраивает. Я это говорю откровенно, потому что мы оценивали себестоимость зерна в хозяйствах области, она должна быть в пределах семи тысяч за тонну, то есть нынешняя цена торгов принесет рентабельность. Федеральное министерство нас услышало, мне это приятно.

 

— Соблюдение агрономических сроков — это не единственный компонент успеха, какие еще направления вы хотите развивать?

ЮРИЙ ЛЮБИМЕЦ:
БЕЗ КАЧЕСТВЕННЫХ СЕМЯН
НЕ БУДЕТ ГОСПОДДЕРЖКИ

— Прежде всего, мы заявили, что очень жёстко будет соблюдаться закон о семеноводстве.

И сегодня нормативно-правовые акты будем подводить к тому, что семена должны быть кондиционными, должны пройти проверку и получить сертификат в семенной инспекции или другой лицензированной организации.

Те, кто будут сеять «дробленку», — получать субсидии не будут.

Народные деньги даны для того, чтобы ты ими воспользовался и получил рост производства. А у нас есть «хозяйства», которые провели 70% посевной непроверенными семенами! Кто сказал, что они кондиционные? «Что посеял — то и пожнешь», — это не я выдумал. Это наши деды еще выдумали. И тут мы будем стоять на букве закона. Это первое.

Второе, мы создали рабочую группу и провели анализ: насколько эффективно работает программа технического перевооружения в Новосибирской области. В группу входили Николай Михайлович Иванов, Юрий Николаевич Блынский, Анатолий Васильевич Жуков, Андрей Борисович Севрюженко и ряд других специалистов.

Посмотрев результаты, мы задались вопросом: правильно ли мы делаем, если решили субсидировать все, вплоть до покупки фляг? И при этом за время действия программы энерговооруженность на 100 га с 200 л. с. дошла до 170. Нагрузка на комбайн у нас под 600 га, а из 3400 комбайнов 2134 машины старше 10 лет.

Показатели технической вооружённости ухудшаются, поэтому мы вынуждены ввести ограничения, потому что наращивать долги на флягах, граблях или «рулонниках» — это неправильно.

И министерство обратилось с предложениями рабочей группы, а правительство области их поддержало, что субсидироваться будет не любая техника, а необходимая для производства. Это тракторы мощностью выше 80 л. с., комбайны и самоходные жатки, посевные комплексы и оборудование для обработки и сушки зерна. На остальное объявляем мораторий.

Я знаю некоторые хозяйства, которые купили прессы, которыми два года никто не пользовался. Купили, потому что руководитель сказал: «Я знаю, что эта лафа когда-нибудь закончится». Он впрок закупился и получил субсидию, а кто-то трактор не смог вовремя купить.

Нужно вернуться к первоначальному смыслу, идее этого документа. Кто-то скажет: «У меня стогомет не попал под субсидии». Но мы же доживемся до того, что у нас земля зарастать станет и нам миллион гектаров нужно будет в оборот вводить.

 

ЛИЦОМ К ЖИВОТНОВОДСТВУ

— Ваши усилия направлены, в основном, на развитие растениеводства?

— Мы не сможем выжить на одном растениеводстве. Во-первых, Западная Сибирь — это зона рискованного земледелия, во-вторых, продуктивность почв у нас граничит с экономической эффективностью производства зерновых культур. Получается: работа ради работы?

Мы точно знаем, что если бы не животноводство, то ряд хозяйств сегодня просто бы лежали на боку.

А есть хозяйства, которые в гораздо худших климатических условиях получают прекрасные экономические результаты, потому что они сделали упор на производство кормов и занимаются животноводством.

Если мы хотим деревню сохранить, мы должны обеспечить её работой. Занятость — это не когда месяц весной и месяц осенью, это каждодневный труд, это доходы семьи.

Мы должны полюбить животноводство. У нас есть масса хозяйств, где его вывели, и основная задача, которую, я считаю, мы должны поставить перед главами и перед руководителями хозяйств, — это стимулирование развития животноводства.

Не надо надеяться, что мы своё зерно в Новороссийск отвезём и оно будет конкурентоспособным товаром. Достаточно сравнить статистику Краснодарского края, Ставрополья и Новосибирской области. Там урожаи 60-80 ц/га, а у нас — 15. У них порты рядом, а нам это зерно надо через полстраны везти.

 

— Что же нам нужно? Менять структуру сельского производства?

— Мы должны делать то, что нам легче, и то, что даст нам доход.

Нравится нам это или нет, но я могу привести массу примеров того, как развитие животноводства улучшило экономическое состояние сельскохозяйственных предприятий. И там деревни живые, а не умирающие, потому что есть работа, есть доход.

А есть такие руководители, кто «сел» на зерно — и считает, что он «кормилец»? Вы посмотрите на его село. Мужики работают вахтовиками, а женщины как «фронтовички» — одни дома находятся. И это нормальное село? Нет. Вот эту бы нам задачу решить. Было бы идеально.

Мы в Новосибирской области собираем зерна ровно столько, чтобы обеспечить продовольственную безопасность Новосибирской области по производству хлебобулочных изделий, молока, яиц, птицы, мяса, рыбы и т. д. И если мы научимся все зерно, которое выращиваем, перерабатывать через продукцию сельского хозяйства — вот будет высший пилотаж!

Но не нужно производить пшеницу в северных районах области, потому что мы на грани риска получаем все равно фураж.

Там нужно заниматься фуражными культурами, озимыми культурами, которые дадут экономический эффект.

 

ПОМОЧЬ КООПЕРАЦИИ

— Сейчас становятся популярными экологически чистые продукты, есть перспектива расширения их производства?

— Это не меня нужно спрашивать, а новосибирцев, которые налаживают прямые связи с фермерами.

У меня есть такой знакомый, который получает продукты с личного подворья в Чановском районе. Если говорить о торговле, то от высоких цен в сетевых магазинах крестьянину достаётся 32-35%, остальное перекупщикам и торговцам и НДС, конечно. Так мы «убиваем» тех, кто нас кормит.

Перекупщики берут говядину по 190 и свинину по 150 рублей за килограмм, а продают за 300. Каждое безобразие должно иметь рамки приличия!

Мы пытались в Искитимском районе сделать пилотный проект по сельхозкооперации, пока не получилось. Сейчас закончим уборку и будем искать человека, который возьмётся за организацию магазина органических продуктов. Каждый фермер сможет приехать к нему и сдать свою продукцию по достойной цене. Я думаю, что крестьяне быстро откликнутся на это предложение.

Идею сельской кооперации поддерживают председатель совета Новосибирского Облпотребсоюза Станислав Ильич Липский и депутат горсовета Юрий Федорович Зарубин, и в целом горсовет и мэрия. Есть предложения от строителей по возведению павильонов для кооперативной торговли.

Я патриот, но не могу не привести пример Алтая. Там создали очень хорошую концепцию развития пищевой и перерабатывающей промышленности, в структуру которой включили личные подсобные хозяйства.

Все придорожные гостиницы и кафе работают на местной сельхозпродукции. У нас тоже это есть, но развито слабее. Нам надо развить эту инфраструктуру придорожную, обеспечить ее свежими продуктами, а крестьян — рынком сбыта. Это даст еще один толчок к развитию личных подсобных хозяйств.

Точно так же может помочь развитию и заготовительная сеть Облпотребсоюза. Посмотрите — Убинское райпо, подразделение этой компании — одно из самых стабильных предприятий района.

Мы не бедная область, у нас 1,5 тысячи сел, инфраструктура, большие сельхозугодья, много всего — необходимо только распоряжаться этим по-хозяйски, рачительно, а для этого нужно объединить людей и дать им перспективу.

Публикации по теме
Другие материалы
  • Выращенный в ООО «Новосибирский рыбзавод» двухлеток Сибирского осетра «Рыбный проект»

    Областной опыт в развитии рыбохозяйственной отрасли признан на федеральном уровне одним из передовых в Сибирском федеральном округе

  • Земля – крестьянам! Земля – крестьянам!

    28 июля в газете Тисульского района Кемеровской области «Новая жизнь» под рубрикой «Споры о земле» было опубликовано письмо Виктора Трушникова «Не верю!»

  • Зерно на экспорт: время пришло Зерно на экспорт: время пришло

    Новосибирская область вошла в число регионов, которые могут участвовать в экспорте зерна в Китай. Региональное управление Россельхознадзора активно занимается реализацией этих планов.