Земля – крестьянам!

Земля – крестьянам!
25 сентября 2017

Земля – крестьянам!

28 июля в газете Тисульского района Кемеровской области «Новая жизнь» под рубрикой «Споры о земле» было опубликовано письмо Виктора Трушникова «Не верю!»

«Вновь, - пишет он, - появилась в районе печально известная в народе своей неблаговидной деятельностью «СДС». Они у нас успели отметиться тем, что захватывали сельскохозяйственную землю, а потом бросали ее, заросшую сорняками. Теперь они решили заниматься рапсом, возделывая его по германской технологии, при этом заняли пахотные земли Листвянки, Усть-Колбы, Куликовки, вытеснили с земли куликовского фермера Очерета Е.Н., который занимался выращиванием зерновых культур…»

Как можно понять из письма, не верит Виктор Владимирович конкретно «СДС». И если говорит честно, основания для этого есть. Историю взаимоотношений «СТС» и Тисульского района нам очень подробно пересказали и Трушников и бывший замглавы района по сельскому хозяйству и экономике Анатолий Горенский и, конечно, тисульские фермеры.

У Горенского

Анатолий Горенский

Холдинг «Сибирский деловой союз» («СДС») предприятие известное. И не только в Кемеровской области и Алтайском крае, где он в основном работает. «СДС» реальный холдинг, который достаточно мощно представлен в целом ряде отраслей. Прежде всего, это добыча угля, машиностроение, производство минеральных удобрений. Плюс энергетика, строительство, торговля, медиа и т. д. Рано или поздно при таком широком круге интересов «СДС» не мог не зайти в сельское хозяйство.

- Сначала они вошли в Чебулинский район, - вспоминает Анатолий Горенский. – Затем для расширения площадей начали присматриваться к соседним районамТисульскому, Мариинскому и Тяжинскому. Мы их встретили с радостью. Сказали: «Забирайте Листвянку, потому что там ничего кроме земли уже нет. Забирайте Усть-Колбу. Заходите в Куликовку, там кроме Очерета никого нет, но он только 30-40 процентов земли обрабатывает, остальное берите. А вот к остальным не лезьте. Люди работают, и год от года начинают прибавлять в земле». Они отвечают: «Нам этого мало, нам нужно 24 тысячи га», и показывают на карте Тамбар, Серебряково… А там работали бывшие руководители советской власти, в общем нормально работали. Не все получалось, но землю они знали. В Барандате земля под Сергеем Михайловичем Тарасовым. В Устье-Колбе был фермер слабенький, я ему посоветовал: «Ну, не получается у тебя, уступи». Сергея Михайловича уговорил подвинуться. Очерет с «СДС» землю поделили, договорились. Короче им хватило, набрали 24 тысячи. Но Тамбар и Серебряково мы отстояли.

В 2009-м «СДС» обработал 9 тысяч га. Понятно, что на 100 процентов никто и не надеялся. Все равно хорошо. И все наши ребята – Тарасов, Толстихин, Куприянов, Антонов, братья Орловы, Татьяна Леонидовна Тарасова – все на месте, работают и «СДС» зашел. Земля пристроена. Думаю, все можно идти на пенсию, лежать на печи и семечки щелкать.

Первый год «СДС» посеял 5 или 6 тысяч га. Но и это убрать не смог, техники у него было недостаточно. Убирать помогала Татьяна Леонидовна своими комбайнами и другие. Они, кстати, сразу потом ко мне пришли с бумагами, с подписями, печатями, что отказываемся в пользу Татьяны Леонидовны от земель, которые примыкают к Тисулю. И Татьяна Леонидовна их взяла. Потом «СДС» с ней договорился, чтобы она забрала земли до Усть-Колбы. Ну, договорились и договорились. У «СДС» мощей нет, у Татьяны Леонидовны тоже техники было маловато, но она подсуетилась, приобрела.

– Давайте вернемся к «СДС».

– Как говорил, взяли они 24 тысячи га, обработали в первый год 9 тысяч, посеяли 6 тысяч. На следующий год – 3 тысячи. Еще через год – тысячу с лишним. И это из 24 тысяч, которые просили. Я начинаю в областной департамент по агропромышленному комплексу писать письма: «СДС» уменьшает площади». «Почему «СДС» не оформляет аренду?». Мне отвечают, мол, не ваше дело. И вот в 2014-м «СДС» все бросает и уходит.

- А если это не ваше дело, то чье?

- Действительно, чье? Сначала в районах сократили управления сельского хозяйства, остался только замглавы. Тисульский район здесь был в передовиках. До 2005 года наша земля кроме паевой было муниципальной, потом эту землю передали КУГИ – областному комитету по управлению государственным имуществом. Хотя я всегда говорил, что все видней как раз с уровня районного звена. Как используется земля, кому надо ее давать, кому лучше не давать. Но нам отвечали «не ваше дело». Вот если коров пытаются с рогов доить, а с не с вымени, зерно сеять не в пахоту, а в стерню, тогда вмешивайтесь, остальное вас не касается…

- Хорошо, «СДС» ушел, что было дальше?

- Земля стоит. Я собираю всех своих и говорю: «Землю бросать нельзя, надо обрабатывать». Поделили брошенные «СДС» земли и начали работать. Еще я сказал, что давайте начинайте земли оформлять. Вы же видите, что происходит. Кто-то сразу начал, кто-то решил, что обойдется...

О «СДС»

Увы, извечное крестьянское «авось» в нынешней России не работает. Крестьянам много что обещали, мало что из обещанного было выполнено. Зная это, о чем же тогда думали тисульские фермеры, когда обрабатывали земли, но не оформляли их? Когда засевали 5 тысяч га, а в статистику показывали 3 тысячи? Понятно, что пытались деньги сэкономить, которых всегда не хватает на технику, удобрения, зарплату. Но при этом они, видимо, еще и верили, что «да кто сюда придет, кому эти земли кроме нас нужны. Вон «СДС» зашел и ушел». Что «никуда государство не денется, рано или поздно отдаст нам эти земли бесплатно. Или недорого. Кто еще будет страну кормить».

Но вот в 2017-м «СДС» снова решил зайти в Тисульский район. С 2008-го много чего изменилось и в районе и в «СДС». В «СДС» места таких людей как бывший заместитель губернатора по агропромышленному комплексу Валерий Шабанов, хорошо понимающих, что такое земля и крестьянский труд, заняли более молодые, более амбициозные и более жесткие менеджеры. Для них что уголь, что хлеб – это не более чем бизнес. В районе изменилось то, что многие руководители крестьянских хозяйств все-таки восприняли советы Анатолия Горенского, других старейшин АПК и занялись оформлением. Молодых и амбициозных менеджеров «СДС» это не могло не обескуражить, но никоим образом не заставило отступить. Напротив, судя по всему, они подключили самую тяжелую артиллерию.

Очерет

Проще всего было разобраться с Евгением Очеретом. Технологию того, как это было сделано, подробно описал в «Новой жизни» нынешний замглавы района по экономике и АПК Сергей Рундау в ответе Виктору Трушникову на его письмо. «Очерет Евгений Николаевич, действительно, был когда-то куликовским фермером, который считал, причем абсолютно бездокументально, что если он зарегистрировал КФХ, то все земли сельхозназначения как паевые, так и земли фонда перераспределения КУГИ Кемеровской области вокруг с.Куликовка принадлежат ему, - пишет замглавы. - Однако в данном случае нарушался основополагающий принцип использования земли в РФ - платность (ст. 1 Земельного кодекса РФ), что являлось одной из причин неэффективного использования земли - у г. Очерета в течение последних как минимум 3 лет самая низкая урожайность зерновых по району: 10-11 центнеров с гектара... тогда как максимальная урожайность за это же время составила - 38 ц/га.

С учетом усиливающегося в последнее время тренда - востребованности земель сельхозназначения, задуматься бы г. Очерету, провести межевание, поставить земли на кадастровый учет, заключить договора аренды, пересмотреть свое отношение к земле. Так нет, убежденность в своей исключительности сыграла с ним злую шутку.

Заинтересованность в землях Куликовского сельского поселения появилась у инвесторов в начале 2016 года, и только благодаря авторитету прежнего заместителя главы по экономике и АПК Горенского А.И. удалось данную заинтересованность отсрочить почти на год. Но и этим не воспользовался г. Очерет, последнее «китайское» предупреждение не подействовало, не было сделано НИЧЕГО, и, как результат, в ноябре 2016 года все земельные участки, которые он считал своими, были поставлены на кадастровый учет, а в марте 2016 г. ООО Усть-Сертинское (холдинг СДС) заключило на них договора аренды. И кого теперь винить г. Очерету?»

Да, по закону (по форме) все верно, но… Анатолий Горенский вспоминает, как он привозил в Куликовку Валерия Шабанова. «Вот вы 2008-м земли с Очеретом поделили. Да он плохо работает, по 12-13 ц с га, но хорошо видно, что у него живые обработанные земли. А вот это ваши земли, на них уже березки выросли, сколько теперь надо сил и средств, чтобы их восстановить». «Да, - согласился Шабанов, - сюда надо загонять тяжелую технику».

Понятно не будет «СДС» тратить такие деньги и загонять тяжелую технику (убил землю и убил), если проще выгнать Очерета и зайти на его готовые обработанные земли. Тем более сам подставился. Урожайность низкая, землю оформить не успел. По закону (по форме) все верно, по человечески же (по сути) как-то подловатенько выглядит...

Тарасов

Сергей Тарасов

Пришел «СДС» и к Сергею Тарасову. Пришел и предложил выкупить у него паевые земли. «Предложили миллион, - рассказывает он, - хотя когда-то покупая, оформляя их, я потратил три миллиона. Потом еще много чего в них вложил, так что сейчас по рыночным ценам эта земля стоит не меньше 17 миллионов. Конечно, за миллион я бы никак не согласился. Тогда у них такая реплика проскочила, мол, в таком случае придется экспроприировать, как говорил товарищ Ленин…»

Вскоре, и правда, у Сергея Михайловича начались неприятности. В свое время, когда в область приехали, сбежав от войны, беженцы с Украины, областная власть очень просила кузбасских фермеров этих людей взять, расселить, дать им прописку и работу. Тарасов, как бывший военный, хорошо представляет, что такое война. «Я взял семью, купил им дом, - продолжает Тарасов. – Потом они мне говорят: «Можно мы пригласим еще своих знакомых, тоже беженцев. Сейчас они в Красноярске, но там работы у них нет». Я говорю: «Приглашайте». Приехали, сначала жили все вместе, мы их зарегистрировали. Но жить в одном доме двум семьям – в одной пять человек в другой четыре – сложновато. Тут еще осень пришла, детям в школу надо идти. Поэтому я и этой семье купил дом, рядом на той же улице, но регистрация у них осталась в старом доме. И вот мне звонят из ФСБ и говорят: «А вы знаете, что у вас люди нарушают статью 322.2 УК РФ и мы возбуждаем уголовное дело». Я не понимаю, а почему полиция раньше-то не озаботилась? Ведь все знали, кто это и где они живут. Люди не скрывались, работали. Кстати работники отличные, за все берутся и все у них получается. На селе, где остались одни ветераны, такие люди крайне нужны. Опять же что это за политика? Президент говорит одно, говорит, что беженцам с Украины надо помогать всем, чем можем. А ФСБ, прокуратура, которые политику президента должна поддерживать и проводить, теперь этих беженцев кошмарят и собираются депортировать назад на Украину. Чтобы их там расстреляли что ли? Если это не дискредитация политики президента, то как это еще называть? А может дело вовсе не в украинцах, а в том, что я «СДС» землю по бросовой цене не отдал. Они что надеются меня голыми руками взять? Я офицер ВДВ, закончился десантное училище, прошел Крым и Рым, ну не удастся им меня таким образом запугать…»

Тарасова

Ну и наконец, то, что происходит вокруг ИП Тарасовой Татьяны Леонидовны – это уже не только за рамками здравого смысла, но, по мнению юристов, еще и за рамками закона.

Сидим в хозяйстве, разговариваем с его работниками. Саму Татьяна Леонидовны не застали. Наши собеседники: Татьяна Носкова, зоотехник, депутат Третьяковского сельсовета; Олег Рудаков, управляющий; Маргарита Сметанина, осеменатор; Александр Фролов, бригадир животноводов.

Татьяна Носкова - зоотехник, Олег Рудаков - депутат Третьяковского сельсовета

- Вы знаете, по какому поводу на Татьяну Леонидовну завели уголовное дело?

- Знаем, нас уже и в суд вызывали.

- Что думаете?

- А что тут думать, - отвечает Татьяна Носкова, - Татьяна Леонидовна в 2010 году взяла кредит, купила технику, выплатила и кредит и проценты. А теперь через семь лет они решили, что она незаконно получила субсидии на эту технику. А теперь областной департамент агропромышленного комплекса считается потерпевшим. Но если ей нельзя было давать субсидии, так и не давали бы. А если дали, то какое тут мошенничество? Мы так понимаем, что «СДС» просто понадобились земли вокруг сел Дворниково и Усть-Колбы. Нас Татьяна Леонидовна уже предупредила, что если эти земли у нас заберут, то придется лишиться животноводства, так как для содержания стада требуется 3,5-4 тысячи га земли. Негде будет сеять многолетние, однолетние травы, не будет сена.

Фролов: «При этом более 100 человек потеряют работу, потому что «СДС» местных на работу не принимает, работает вахтовым методом. Привезли-увезли. Люди и домашнюю скотину содержать не смогут, корма-то негде брать. Не по-людски это, не по-человечьи».

Носкова: «Люди покупали корм в хозяйстве под зарплату, по льготной цене, а у «СДС» вряд ли можно будет купить сена и комбикорма».

Полностью согласен с крестьянами и Анатолий Горенский:

- Когда мне сказали, что на Татьяну Леонидовну завели уголовное дело о мошенничестве, о присвоении субсидий, я удивился. Как можно по программе субсидий что-то присвоить? Там все контролируется на десять рядов. На суде, куда меня вызывали, сказали, что она дорогую технику покупала. Я спросил: «А кто решил, что эта техника дорогая?» - «Независимый эксперт сказал, что этот трактор К-700 стоит 300 тысяч, а не два миллиона». – «Этот трактор в поле работает?» - спрашиваю. «Работает». – «Значит он стоит два миллион, 300 тысяч, может стоить только металлолом. И вы мне никогда не докажите, что это не так, потому что я это очень хорошо знаю. Так что, видимо, ваш независимый эксперт, очень даже зависимый». Конечно, хозяин, который работает на земле, он лучше за новую технику деньги заплатит. Но тогда не было новой техники. Ее надо было заказать и ждать сезон, а то и два. В районе же в то время шли банкротства, причем когда-то сильных хозяйств, техника там была хорошая. И продавали эту технику не сами хозяйства, а или банки или конкурсный управляющий. Они, а не Татьяна Леонидовна назначала цену. Это была залоговая цена, вы, что же считаете, что они не правильно подсчитали?

- Анатолий Ильич, работники хозяйства Татьяны Леонидовны думают, что дело не в тракторе, дело в земле, которую у них хочет забрать «СДС».

- На эту землю поступило два заявление. От Татьяны Леонидовны в июне 2016 года и от «СДС» в июне 2017-го. У нее преимущественное право. Хотя по закону, конечно, никто не может запретить «СДС» тоже заявление подавать…

О власти

Когда-то в районе было достаточно сильное животноводство. Виктор Трушников вспоминает, что в бытность его председателем колхоза в Усть-Колбе у него было 950 коров, шлейф – 1500 голов, 1000 свиней. В лихие девяностые, и казалось бы спокойные нулевые кредиторы разорили много хозяйств, а животные были вырезаны за долги. На сегодняшний день стадо Татьяны Леонидовны – последнее. Вырежи его и в районе не останется ничего.

Опять же, чего люди не понимают? С высоких трибун, из уст президента и членов правительства они слышат одно, а на местах видят совершенно другое. Отношение к украинским беженцам – это раз. Теперь вот по поводу импортозамещения. Вроде бы для всех, а уж для правоохранительных органов, и уж тем более ФСБ, должно быть очевидно, что сегодня Россия находится в состоянии холодной экономической войны. И что сегодня в условиях санкций тисульские коровы – это не просто коровы, которые дают молоко, это фактор продовольственной безопасности страны. Значит и любую потерю на этом фронте надо оценивать как какую-то диверсию. То есть оценивать по законам военного времени.

Опять же с высоких трибун заявляется, что землю в первую очередь надо отдавать тем, кто на ней испокон веку, из поколения в поколение работает, то есть крестьянам. На местах же все происходит наоборот. Почему, например, тисульские фермеры с таким трудом пробивают документы по оформлению земли и им их постоянно заворачивают? А «СДС» это делает в два–три месяца? У «СДС», понятно, денег больше и он на эти деньги может нанять самых лучших, самых высокооплачиваемых юристов. Но в Тисуле подозревают, что скорее дело даже не в деньгах, а в большом административном ресурсе, которым владеет «СДС». Согласитесь, редкий предприниматель может попросить ФСБ съездить к своему конкуренту, проверить трактора и накопать там какой-то компромат. На Кузбассе кроме «СДС» позволить это себе вряд ли кто еще может.

Допустим, разговоры об административном ресурсе – домыслы, и все дело в хороших юристах. А что в областном департаменте АПК, районных администрациях не знают, что у фермеров нет ни сил, ни средств, ни времени нанимать дорогих юристов и ходить с ними по судам? Почему бы тогда областному департаменту АПК, районным администрациях фермерам здесь не помочь?

Проходим с Виктором Владимировичем Трушников мимо районной администрации. «В советское время – говорит, – у нас одно здание занимал райком, одно – райисполком. Сейчас власть занимать семь зданий, чем они там занимаются, чем руководят? Производства–то в районе практически не осталась. Животноводства можно считать, что нет. Когда-то у нас было 24 сельхозпредприятий, сейчас работоспособных семь. Вот, если вас, управленцев так много, хотя бы оставшимся фермерам помогите, поддержите...»

«СДС» – не крестьянин, какой из него крестьянин. Раньше про таких говорили «акула капитализма». Забыл «СДС» как Татьяна Леонидовна помогала убирать их первый урожай – «акулы капитализма» старого добра не помнят. Не помнит «СДС» как сам передавал ей земля с подписями и печатями. Но власть-то должна старое добро помнить. Когда области не хватало хлеба, губернатор Аман Гумирович Тулеев обратился к кузбасским фермерам с просьбой сдавать зерно в губернаторский фонд. И одной из первых на этот призыв откликнулась как раз Татьяна Леонидовна, и именно на ее складах, в том числе, и хранился тогда этот фонд.

Про рапс

Вернемся к полемике в газете «Новая жизнь». Трушников пишет: «Рапс - это культура с повышенной требовательностью к питательным веществам, и, естественно, высевая его каждый год по одним и тем же полям, он высасывает из почвы все имеющиеся элементы питания, оставляя после себя истощенную землю, хорошо заправленную на многие столетия пестицидами и ядохимикатами...

Вот и «СДС» таким же методом возьмут из земли все, что можно взять, и через 3-4 года бросят ее истощенную, насыщенную химией по полной программе, при этом вытеснив местных фермеров, оставляя десятки людей без работы. Ведь они не трудоустроили ни одного человека из местных жителей».

Рундау отвечает: «Господин Трушников В.В. собрал такой пирог противоречивых и невнятных терминов, который в большей степени напоминает словесный блуд. Также не понятны и цели, которые он преследует. При просьбе представить какие-либо доказательства, либо обосновать свою позицию, Трушников срывается на то, что ему «непонятна позиция агроотдела администрации района, почему они допускают на наши земли варваров-временщиков»...

1. Опять прослеживается позиция «собаки на сене» - пусть земля зарастает, заболачивается, зато будет «нашей», причем ее оформлять никто и не собирается. Оформление права на землю (права на аренду земли) - это ответственность в поддержании земель сельхозназначения в состоянии пригодном для использования, а иначе санкции Росельхознадзора. Поэтому и понятно такое вот поведение куликовского фермера Очерета, описанное выше и «боль» за его судьбу г. Трушникова.

Да, согласен, рапс это требовательная к агротехнологии культура. Но никто не собирается возделывать его без использования севооборотов...»

Начнем с того, что Трушников родился и вырос в районе, отдал земле 45 лет, был ведущим агрономом, председателем колхоза, то есть он знает, о чем говорит. Рундау человек еще достаточно молодой, пришедший на нынешнюю свою должность из налоговой инспекции и очевидно такого опыта как у Трушникова не имеющий. Поэтому, на наш взгляд, с его стороны дискутировать в таком достаточно грубом, демагогическом тоне, тем более в районной газете, по крайне мере, некорректно.

С Сергеем Викторовичем стоит, однако, согласиться, что пока спорить о том, загубит ли «СДС» тисульскую землю рапсом, пестицидами и химикатами или не загубит еще рано. Тем не менее, как уже говорили, основания так думать у Виктора Владимировича есть. Вот Рундау пишет «пусть земля зарастает, заболачивается», видимо забыл человек, что это именно «СДС» бросил земля возле Куликовки и она заросла березками, а вовсе не Очерет, у которого земли нормальные, обработанные, потому «СДС» их сейчас и забрал.

Вот «СДС» позиционирует себя крупный инвестор и патриот Кемеровской земли, если посмотреть на благотворительные проекты холдинга, то там работают очень православные люди. Однако, если смотреть на его отношение к деньгам, собственной прибыли, то патриотического отношения к земле и христианского отношения к людям совершенно не видно. Разве не по-христиански было бы взять и исправить свои ошибки, и восстановить поля, которые «СДС» когда-то бросил, а не отбирать ухоженные поля у ближнего своего. Кроме того в Тисульском районе вообще достаточно много ничейных земель, почему бы «СДС» как богатому инвестору и патриоту Кемеровской области не зайти хотя бы на них?

«Да и в других районах «СДС» ведет себя не лучше, – горячится Трушников. – Посмотрите, как он хозяйствует у наших соседей в Курс-Смоленке, Усть-Сарте Чебулинского района. Сейчас я вам дам копию письма жителей этих сел, где они с болью пишут, как было полностью уничтожено животноводство в обоих селах, в Курс-Смоленке ликвидированы гаражи, ремонтные мастерские и так далее. Одним словом, как они пишут, где побывало «СДС» остаются одни руины».

Анатолий Горенский человек менее эмоциональный, имеющий более взвешенную точку зрения, но и у него есть определенное беспокойство. «А если «СДС» действительно за три года загубит эту землю рапсом, придет в КУГИ и скажет: «Я расторгаю аренду, забирайте?» Что дальше? – спрашивает он. – Была бы земля в собственности, или ты крестьянин и тебе с этой земли уходить некуда, тогда бы ты ее берег. А если в аренде и ты можешь прийти, уйти, то нет и стимулов ее беречь...»

За село

Кузбасс – не сельскохозяйственный регион. Поэтому отношение областной власти к агропромышленному комплексу соответствующее. Как вспоминают наши собеседники, то один областной руководитель скажет, что зачем нам сельское хозяйство, «мы мясо за уголь купим», то другой заявит, что «чем меньше фермеров, тем лучше». Однако если смотреть на проблему под углом развития энергетики и растущих требований экологии, то будущее угля не выглядит завидным. Продовольствие же точно будет нужным всегда.

Да и село – это не только бизнес, на селе лежит огромная социальная нагрузка. Как удержать людей на селе, особенно молодежь? Как обеспечить всех работой, доходом и досугом? Можно этого не делать, но если этого не делать, то там вообще людей не останется. Продовольствие же, это не уголь и не нефть, его вахтовым методом не возьмешь.

Вот «СДС» собирается выращивать рапс. С точки зрения бизнеса, экономики все понятно, рапс сегодня дает хорошую прибыль. Но что с ним дальше делать? Если в Тисульском районе вырежут последних коров, то в районе он точно не нужен. Можно экспортировать в Китай. И к чему это, в конце концов, приведет? Мы будем экспортировать в Китай по низкой цене сырье, а импортировать по высокой цене сухое молоко и замороженное мясо?

Публикации по теме
Другие материалы
  • Больная корова даёт больное молоко Больная корова даёт больное молоко

    Зачем нужно чистить корове копыта? Как сделать молоко не только безопасным, но и полноценным продуктом?

  • Цыплята «Россельхозбанка» Цыплята «Россельхозбанка»

    Коченёвская птицефабрика — один из постоянных крупных партнёров регионального отделения «Россельхозбанка»

  • Пшеница Ждём урожай!

    В Новосибирской области прогнозируется урожай зерна в 2,5 млн тонн. Это хорошая планка, учитывая, что для обеспечения потребностей региона достаточно 1,5 миллиона