Тяжёлое золото старателей

  • Тяжёлое золото старателей
  • Тяжёлое золото старателей
Тяжёлое золото старателей
Тяжёлое золото старателей. Фото: © Сибирский репортёр
24 января 2016

Тяжёлое золото старателей

Золотодобыча — совсем не романтика, а ежедневный тяжкий труд, требующий ответственности, дисциплины и добросовестности

Одно из золотодобывающих предприятий Маслянинского района — ООО «Артель старателей «Суенга». О работе предприятия — заместитель директора по режиму сохранности драгоценных металлов Михаил Кандинский.

 

— Что привело вас в золотодобычу? Вы не похожи на человека, который падок на романтику.

— Сыграл фактор случайности. Я попал сюда по рекомендации бывшего главы района Вячеслава Ярманова. Он рассказал мне об артели, и предложил работать здесь, аргументируя тем, что есть специальность в родственном мне ключе. Тогда я работал в МВД, сейчас — офицер на пенсии.

 

— Вячеслав Владимирович всегда активно участвовал в развитии предпринимательства в районе…

— Это верно. Ярманов был главой района два срока. И вся это время чувствовалась его поддержка. Он и его команда всегда оперативно откликались на любые просьбы, и всё, что они делали, отвечало интересам района.

Мы тоже работаем на благо района. У нас порядка 90% кадров — жители Маслянинского района. Мы являемся стабильным и честным налогоплательщиком, за что нас неоднократно отмечали почетными грамотами. Это тоже важно, ведь местный бюджет формируется из налогов.

На те деньги, которые мы платим администрации в виде налогов, ремонтируются школы и выполняются многие другие виды социальных работ.

В нашем поселке Егорьевском ведь всего два крупных предприятия — это наша артель старателей «Суенга» и золодобывающее предприятие «Салаир». Так или иначе, мы живем проблемами этого села, проблемами тех людей, которые у нас работают.

 

— Что вы имеете в виду?

— Мы оказываем помощь местному населению. Сейчас проводим плановую замену трубопровода, а перед учебным годом отремонтировали котельную в школе. Когда необходимо, выделяем технику и людей. Например, зимой помогаем чистить снег на дорогах.

 

— Кстати, о зиме. Наверное, в это время работа прекращается, что тогда делают ваши рабочие?

— Да, сезон обычно заканчивается 1 октября. В воде появляется шуга и начинаются очень большие потери золота. Да и не только в этом дело. Когда вода замерзает, старатели просто физически не могут работать. Зимой у работников отпуск.

Если есть какая-то дополнительная работа, трудоустраиваем. Правда, чаще всего, можем себе позволить всего нескольких сторожей. Вот раньше, лет пятнадцать назад, формировались строительные бригады.

Например, «Артель старателей «Суенга» построила полностью своими силами поселок Возрождение. Впоследствии наши люди часто зимой устраивались на вырубку леса, но сейчас этого нет. Мы были бы рады им помочь, но заработную плату мы можем обеспечить только металлом.

Отработали люди сезон — получили зарплату, премию и расчет. А весной принимаем их назад. Мало кто уходит, здесь живут люди серьёзные.

Молодежь не выдерживает по двенадцать часов монотонной работы. Но текучка у нас не больше, чем на любом крупном предприятии.

 

— Работа настолько тяжёлая?

— Да уж, романтики в ней мало. Посмотрите на наших старателей — на сапогах грязь, работают под открытым небом, под дождем, под снегом, и нельзя ни на минуту отойти. Работа рутинная, тяжелая и справляются с ней только настоящие работяги, которые понимают законы производства. Люди здесь работают сильные, способные решать поставленные задачи, имеющие желание работать.

 

— Они здесь и живут без отрыва от производства?

— Да, к нам приезжают, чтобы заработать и остаются на весь сезон. Наша задача — создать им комфортные бытовые условия, чтобы они могли спокойно отдыхать. Для этого мы специально нанимаем людей, которые занимаются обеспечением быта: уборщицы, повара.

Питание пятиразовое. В шесть утра завтрак, в десять — чай, в половине второго — обед, в четыре опять чай, а после работы — ужин. Непременно подаем мясо, нужно много белка.

Баня работает круглосуточно, есть и прачечная. Всё необходимое есть, но устроено довольно просто, по-мужски.

Рабочий день — 12 часов с получасовым перерывом на обед и пятнадцатиминутные перекуры. Говорят же «не намочишь майки — не догонишь и в фуфайке» — все эти традиции издавна сложились на предприятии, все они негласные, но соблюдаются неукоснительно.

 

— Какие, например?

— Так сразу и не вспомнишь. Это больше в крови у каждого. Это и образ жизни, и режим работы. Старатели привыкли работать без жалоб, но они не терпят «сачков». А те и сами не могут ужиться, уходят.

Отвечать все за одного, один за всех — это один из принципов работы артели.

Всё, что заработали за сезон, то наше, за исключением налогов, средств на обновление технического парка и текущую деятельность. Поэтому общий результат работы напрямую зависит от работы каждого члена трудового коллектива, от его квалификации, желания и умения работать.

 

— В чём это выражается?

— Загляните в толковый словарь. Артель — это товарищество, которое сообща работает и сообща делит заработок. Вот и у нас зарплату каждому работнику определяет трудовой совет коллектива, учитывая коэффициент его участия в общем деле.

Если, допустим, появился один раз на работе с похмелья, тут же получаешь коэффициент 0,5. Проще говоря — лишается половины заработной платы. Нерадивые и лентяи уходят сразу же.

Может, кому-то эти правила покажутся жестокими, но вряд ли они чрезмерны. Так или иначе, «Артель старателей «Суенга» заработала себе имя. Эти правила позволили нам выжить. Надеюсь, и дальше наше предприятие будет так же работать на благо посёлка.

 

— Действительно, трудно представить себе, чтобы в один прекрасный момент здешние люди перестали добывать золото.

— Это верно. Здесь никогда не сеяли и не пахали, посёлок просто по-другому не проживет. Вы можете встретить людей, которые являются старателями в четвертом или пятом поколении. Это просто поразительное чувство — открываешь исторические документы и видишь фамилии тех, кто сейчас у тебя работает. Мы копаем землю и находим пуговицы от шинелей, монеты, которые принадлежали нашим дедам и прадедам.

 

— Наверняка прииск с такой богатой историей постепенно вырабатывается. Надолго ли хватит оставшегося золота?

— Золото здесь начали добывать официально с 1830 года. Ещё Пушкин живой был! А по неофициальным данным — гораздо раньше, потому что здесь на раскопках встречаются монетки и с 1751 года. Естественно, месторождение с такой историей постепенно вырабатывается.

Золото уходит всё глубже, становится уже не таким богатым. Поэтому мы вынуждены применять новые технологии, приобретать новую технику.

Хотя, знаете, я думаю, потомки будут умнее нас. Они переработают то, что мы оставили в отвалах. И не один раз переработают. На участке, где мы сейчас работаем, проходила драга — и ничего, золото еще есть. Полностью его выбрать невозможно. Для этого и существуют новые технологии, новые методы извлечения, обогащения. Мы не то чтобы работаем по-старинке, но развиваться есть куда. Вот и будем развиваться.

Публикации по теме
Другие материалы
  • Предприятие «Сибирская нива» Молочные реки на сибирских берегах

    Предприятие «Сибирская нива» — серьёзный инвестор Маслянинского района, развивающий молочное животноводства

  • Зерноуборочный комбайн КЗС-1420 «Гомсельмаш» — надёжный партнёр!

    Сельское хозяйство — это один из тех типов бизнеса, в которых надёжность партнёров ценится превыше всего

  • Выращенный в ООО «Новосибирский рыбзавод» двухлеток Сибирского осетра «Рыбный проект»

    Областной опыт в развитии рыбохозяйственной отрасли признан на федеральном уровне одним из передовых в Сибирском федеральном округе